Крик души. Всесожжение

Я представляю, до какой степени это была трудновыполнимая задача. Как корчилась и трепетала душа… Потому что есть вещи, которые нельзя забыть, но говорить о которых больно.

Об этом сообщает Руспрес

Как не хочется мне соплей и воплей здесь!.. Как не хочу и не могу себе представить, сколько людей из всего человечества стараются помнить об этом!.. Сколько людей уже не помнят… Представляю себя на улице с микрофоном. Какой процент горожан, особенно молодых, перечислит концлагери, объяснит, для чего они были созданы. Если теперь уже всё у нынешних школьников в головах перепуталось, и уже нет Великой Отечественной, а есть Вторая мировая. Да, давно это было. Прапрадеды сегодняшних пятнадцатилетних воевали. Прапрадеды. Возможно, и фотографии уже не сохранились — те, где они в гимнастерках… История мчится вскачь. Проскакивает мимо самых важных вещей, без которых наше общество перестает быть человеческим. Кто идёт нам на смену? Хомо потребитилус? Понятия переворачиваются с ног на голову… И да, во Второй мировой победила великая Америка. Вы не знали?

Вот цитата: «Как сообщил британский Фонд Дня памяти жертв Холокоста, недавний опрос общественного мнения показал, что 5 процентов взрослых британцев не верят в реальность Холокоста. Ещё 8 процентов считают, что масштабы Холокоста преувеличены».

Крик души. Всесожжение

…Но то, что происходит на сцене завораживает. Я бы всех учителей приводила и всех школьников. И весь город. И всю страну. Но увы!!!

Да, завораживает. Простотой и обыденностью происходящего. Ни пафоса. Ни страха. На сцене 12 человек, каждый рассказывает свою историю: как он попал в лагерь, что там с ним происходило и чем это всё закончилось. Истории просты и бесхитростны.

Фриц говорит, что совсем недавно выяснилось, что он — еврей. Но он не верит в дурацкие разговоры, что в печах якобы сжигают. Эти сведения распространяют враги рейха. Наверху об этом не знают. Надо вести разъяснительную работу. Не терять людей. Не допускать смертей в поезде. Вот вода, например, должна быть всегда… Уверен, что Гитлер не хотел бы той репутации, которую создают ему исполнители. Вся беда в них…

— А нас что всех убьют? — врывается тонкий голосок.

— Нет, всё будет хорошо, вот посмотрите…

— А ночью мой маленький Витенька умер. От голода . И потом я умерла…

— А тех, кто умер ночью, утром стаскивают с верхних нар, они падают и разбивают головы, их волокут за ноги и мозги растекаются по полу.

— Я видел из барака, как по площади от газовой камеры бежал малыш лет пяти, надзиратели хохотали, а потом убили его выстрелом…


Крик души. Всесожжение

— Мне 16 лет. Мы два года скрывались в убежище, и там я влюбилась в мальчика. Я никогда до этого ни в кого не влюблялась, а потом нас выдали и повезли в Освенцим… По дороге я заболела дезинтерией и умерла.

— Пока мы скрывались в убежище, я учила английский, французский, у меня было много книг, я хотела писать и писала рассказики. А потом нас арестовали и повезли в вагоне. Я видела в крошечное окошко пейзажи, и это так было похоже на свободу… А в вагоне — темнота и невыносимая вонь: от мертвых и от испражнений. Мы жили в них. Я старалась всё запомнить. Потом я умерла. Мне было 15.

— Я — офицер немецкой армии, награждён железным крестом первой степени, но открыто выступал против нацизма. В 43-м попал в Освенцим. Работал столяром. Из окна виднелись трубы крематориев. Когда приходили составы, всех гнали мыться. Но на самом деле это были газовые камеры… Дымились все шесть крематориев. Чёрный жирный дым проникал повсюду. Потом крематориев стало не хватать — жгли в огромных ямах…

— На обед давали жидкий суп. Там была капуста и черви. Они высовывали головки. Я не могла его есть… Вскоре я заболела тифом и умерла.

— Я — филолог, специалист по немецкой поэзии. Всегда хотел быть полезным обществу. Весил 50 килограммов. Мне дали полбуханки хлеба и полбанки тушёнки. Я съел всё и умер тут же от заворота кишок…

— Вместо туалета был ров. Туда ходили все: женщины, старики…

— Нас везли в вагоне без крыши. Мы сидели в снегу и перестали чувствовать свои ноги. «Надо их всё время щипать», — сказал брат. Мы сидели, и тёрли, и щипали. А потом мы замерзли, и нас не стало…

— Маленькая девочка уже не могла идти: «Ну понеси меня хоть немножечко, мамочка!!! Всё равно нас скоро убьют…»

Крик души. Всесожжение

…Жизнь состоит из подробностей. Из подробностей она состояла и в концлагерях. Завтрак. Обед. Чай вместо ужина. Суп с червяками, мозги на полу, чёрный густой дым из труб, смеющиеся надзиратели, крошечный мальчик, убегающий от печи, девочка Анна Франк, влюблённая в жизнь, люди, стоящие на морозе по 10 часов, повозка, каждое утро забирающая мертвецов. Довольные лица охраны…

«Холокост — систематическое, организованное на государственном уровне преследование и уничтожение шести миллионов евреев, совершённое нацистским режимом и его сообщниками. "Холокост" — слово греческого происхождения, означающее "всесожжение". Нацисты, пришедшие к власти в Германии в январе 1933 года, считали, что немцы являются представителями "высшей расы", а евреи — "низшей" и поэтому представляют угрозу так называемому германскому расовому сообществу.

В период Холокоста германские власти преследовали и другие группы населения, которые они считали неполноценными в расовом или биологическом отношении. К ним относились ромы (цыгане), инвалиды и некоторые славянские народы (поляки, русские и другие). Другие группы преследовались по политическим, идеологическим или поведенческим мотивам: коммунисты, социалисты, свидетели Иеговы и другие».

Да. Как только появляются понятия «высшая раса и низшая», этот человек — правильный, а этот — неправильный, на этом языке можно говорить, а этот — забыть, тут и капец человеческой цивилизации. Тут и угроза всему мироустройству. Это как конец света, только созданный своими руками… Но вот как это — умение, и желание, и стремление убить или морально уничтожить другого — сочетается с Кантом, с его звёздным небом над головой и нравственным законом внутри нас — не знаю. Но сочетается до сих пор. И до сих пор человечество делится на людей и нелюдей. И что с этим делать — не знает никто…

Крик души. Всесожжение

…И зал плакал от понимания всего этого. Потому что осталось сделать один крошечный шаг и вместо жёлтой звезды объявить обязательным ношение звезды другого цвета, чтобы вновь разделить людей на тех, кому можно убивать и на тех, кого нужно убивать. А мотивы всегда найдутся. Это ведь проще простого.

А после аплодисментов и слез на сцену вышел очень пожилой человек — Аркадий Иосифович Хасин, который пятилетним мальчишечкой чудом спасся от румынских фашистов, устроивших гетто в одном из сёл Одесской области. Потом он работал в Черноморском пароходстве стармехом и написал книгу про войну и про то, как спасся… Подробности, говорите? Да они с сестрой просто бегали по деревням, искали еду, мать сидела в огороженном гетто, а они — маленькие — всюду могли пролезть. За ним погнался полицай из местных, и рука уже поднялась. Но жена его заголосила: «У тебя же такой точно Мишка растёт. Не бей пацана». Спасла. Чудо свершилось…

Крик души. Всесожжение

С другими не свершилось… Холокост в Одессе — истребление еврейского и цыганского населения Одессы и близлежащих городков Приднестровья осенью 1941 и зимой 1942 года румынскими войсками под контролем, руководством и по инициативе нацистской Германии.

В зависимости от контекста термин «убийства евреев Одессы» может относиться к событиям 17-25 октября 1941 года, когда было расстреляно или сожжено заживо 25-34 тысяч одесситов, или к истреблению во время румынской и немецкой оккупации более 100 000 евреев, проживавших между Днестром и Южным Бугом.

Наталья Симисинова


Источник: “http://timer-odessa.net/minds/krik_dushi_vsesojjenie_649.html”