Вашингтон утверждает

Химическое оружие в руках террористов: призрачная угроза становится реальной

Угроза применения химического оружия террористическими группами в последнее время увеличилась. По мнению Уолтера Лаке\Walter Laqueur, автора книги "Новый Терроризм"\The New Terrorism, химическое оружие страшно не только благодаря своей убойной силе. Психологические последствия его применения террористами будут поистине разрушительными.

Террористы уже использовали химическое оружие против мирного населения. В 1995 году группа "Алеф"\Aleph, которая ранее действовала под названием "Аум Синрике"\Aum Shinrikyo провела газовую атаку (использовался боевой газ зарин) в токийском метро. В результате погибло 12 человек и более 1.3 тыс. получили серьезные отравления. Угрозы использования отравляющих газов также исходили от террористических группировок специализирующихся на защите животных, от тамильских сепаратистов (Шри Ланка), палестинских террористов (Израиль), от бывших агентов восточногерманской спецслужбы "Штази"\Stasi (ФРГ) и т.д. Подобные угрозы были зафиксирован в России, Таджикистане, Италии, Великобритании, Турции, Филиппинах, Чили и т.д.

Международная Конвенция по Запрещению Химического Оружия\Chemical Weapons Convention вступила в силу в 1993 году. По состоянию на март 2002 года к ней присоединились 145 государств мира. 19 стран не подписали этот документ - среди них Ливия, Сирия, Ирак, Сомали, Египет, Северная Корея. Это государства, не только обладающие технологиями производства и значительными запасами подобного оружия, но и использовавшие его в боевых целях.

По данным Центра Нераспространения Химического и Биологического Оружия Института Монтеррей\ Chemical & Biological Weapons Nonproliferation Program Center for Nonproliferation Studies Monterey Institute of International Studies, наибольшую тревогу вызывают арсеналы химического оружия, накопленные в Ираке, Иране, Ливии, Сирии, Северной Корее и Судане. Эти государства не поддерживают режим нераспространения, известны их связи с террористическими группами и риск передачи террористам подобных вооружений невозможно переоценить.

Точная информация об иракском оружии массового уничтожения отсутствует. С 1998 года Ирак не допускает инспекторов ООН для проверки своих предприятий и арсеналов. Однако, скорее всего, Ирак смог восстановить основные мощности химических производств, которые были разрушены во время войны в Персидском заливе и по решению Комиссии ООН по мониторингу и контролю\United Nations Monitoring, Verification and Inspection Commission. Эти мощности двойного назначения делают возможным выпуск химического оружия. По различным источникам, Ирак обладает 25 химическими боеголовками для баллистических ракет, примерно 2 тыс. подобных авиабомб и неустановленное количество артиллерийских снарядов. В середине 1980-х годов Ирак уже успешно налаживал производство зарина, табуна, горчичного газа. Ирак доложил Комиссии ООН о том, что успел произвести более 3 тыс. тонн горчичного газа, однако было проконтролировано уничтожение лишь 2.8 тыс. тонн. Подобный газ может храниться долгое время. Иран начал развивать свою программу производства химического оружия в середине 80-х годов, в ответ на химические атаки со стороны Ирака. После 1985 году Иран начал выпуск химических вооружений, включая фосген и горчичный газ. После 1994 года Иран начал производство нервно-паралитических газов. Технология и исходные компоненты Ираном были получены из России и Китая.

В течении 1980-х годов Ливия произвела более 100 метрических тонн газов нервно-паралитического и кожно-нарывного действия. Проект строительства огромного предприятия по выпуску подобного оружия был заморожен в 1995 году после дипломатического прессинга со стороны международного сообщества. По данным американской разведки, Ливия поддерживала тесные связи с Ираком в этой области. Судан получил помощь в создании собственной инфраструктуры по производству химического оружия от ряда стран, включая Ирак. В течении 1990-х годов Судан производил химическое оружие в сотрудничестве с членами организации Бен Ладена "Аль Каеда". В конце 1990-х годов Судан заявил о том, что не обладает мощностями для производства химического оружия. Достоверных данных о реальном состоянии дел нет.

Среди всех стран Ближнего Востока Сирия обладает наиболее хорошо развитыми возможностями для производства и использования химического оружия. Ее арсеналы составляют сотни тонн отравляющих газов. Сирия в состоянии производить зарин, горчичный газ и т.д. Она обладает химическими боеголовками для тактических ракет "Скад" и химическими авиабомбами. Северная Корея в состоянии производить такое химическое оружие, как адамсит, горчичный газ, зарин. Северная Корея обладает арсеналом ракет среднего радиуса действия и баллистическими ракетами, которые могут использоваться для доставки боеголовок с химическим оружием.

Иран спонсирует такие террористические организации, как "Хамас"\Hamas, "Хезболла"\Hizbollah и "Исламский Джихад"\Islamic Jihad. Ливия, по крайне мере до 1996 года, оказывала поддержку террористическим группировкам "Организация Абу Нидаля"\Abu Nidal Organization, "Палестинскому Исламскому Джихаду"\Palestinian Islamic Jihad и "Народному Фронту Освобождения Палестины - Центральное командование"\Popular Front for the Liberation of Palestine-General Command. Ирак связан с "Организацией Абу Нидаля" и "Народным Фронтом Освобождения Палестины"\Popular Front for the Liberation of Palestine и т.д.

Уолтер Лак пишет: "Террористические организации все чаще используют религиозные мотивы для обоснования своей деятельности. Одна из популярных религиозных идей - Судный День, Армагеддон для врагов религии. Химическое оружие подходит для организации такого Армагеддона как нельзя лучше".