Экономика Казахстана в 2015 году: неожиданная оценка

Мурат Темирханов

Неожиданно жесткая оценка текущего положения дел и предпринимаемых мер в экономике Казахстана, подготовленная государственным Институтом Экономических Исследований, откровенно удивила своей смелостью.

26 марта этого Институт Экономических Исследований (ИЭИ) при Министерстве экономического развития на своем сайте опубликовал аналитический доклад «Экономика Казахстана в 2015 году: Ожидания и прогнозы». Мне порекомендовали его прочитать, и я не пожалел, что сделал это. До сегодняшнего дня серьезной критикой структурных проблем экономики Казахстана (которые не решаются и даже усугубляются правительством) занимались только независимые от государства эксперты. В частности, я написал ряд статей в этом направлении. Но когда к этому уже подключился солидный и к тому же государственный институт, то это уже говорит о многом.

Как написано на сайте ИЭИ, одной из главных задач института является оценка экономической ситуации в стране и выработка рекомендаций по реализации стратегических задач по макроэкономическому развитию страны на среднесрочную и долгосрочную перспективу. Теперь появилась надежда, что в этом случае правительству будет тяжелее отмахнуться от такой критики.

Весь доклад большой, поэтому сделаю только выдержки, которые мне больше всего понравились, и прокомментирую некоторые из них.

Несколько цитат из анализа ситуации в 2014 году

«Нефтяные котировки упали, соответственно замедлился рост доходов населения, Национальный банк ограничил потребительское кредитование, и в результате условия на рынке ликвидности ухудшились. Совокупный спрос стал сжиматься.

В результате рост ВВП Казахстана стал замедляться, причем замедление было во всех отраслях экономики, но больше всего падение показала промышленность.

Со временем замедление распространилось и на неторгуемые сектора экономики: услуги, строительство, транспорт, которые зависят от доходов населения и бизнеса.

Сайт ИЭИ с докладом...

Пока нефтяные котировки оставались на высоком уровне выше 100 долларов за баррель, нефтяной профицит бюджета сузился, а ненефтяной дефицит расширился. Результативность стимулирования экономического роста за счет государственных расходов продолжает снижаться, а возможности фискальной политики все более жестко стали ограничиваться трансфертами из Национального Фонда Республики Казахстан.

Безработица, по статистике, снизилась до исторического минимума в 5,0%, но практически перестала отражать реальности рынка труда. Скрытая безработица, особенно продолжительная, структурная безработица, неполная занятость и масса самостоятельно занятого населения с низкими доходами остаются высокими». (здесь и далее жирным выделено автором)

Из данных цитат я хотел бы отметить, что в период высоких цен на нефть ненефтяной дефицит бюджета еще более расширился, то есть диверсификация экономики продолжала ухудшаться. А во время снижения цен на сырье произошло падение промышленности, хотя должно быть наоборот, поскольку снижение себестоимости должно стимулировать ее рост. Все это еще один камень в огород негативных результатов первой пятилетки индустриализации (диверсификации экономики). В этом же контексте можно отметить важное заявление института о снижении эффективности государственных расходов.

Удивила четкая оценка уровня безработицы. Всегда чувствовалось, что цифры по безработице (которыми очень гордятся наши власти) не отражает реальной действительности. И тут вдруг получаешь поддержку от госорганизации, имеющей большие ресурсы для осуществления подобных анализов.

Цитаты об оценке перспектив развития экономики

«Всего через 15 лет, с 2030 года ожидается сокращение объемов добычи нефти в Казахстане и, соответственно, при сохранении сложившейся модели роста это приведет к угасанию экономического роста Казахстана, если не найти новые драйверы роста.»

Здесь у меня два комментария. Из этого заявления можно сделать вывод, что если даже цены на нефть поднимутся до комфортного уровня (сегодня практически никто не ожидает возврата былых высоких цен), то все равно у нас осталось всего лишь 15 лет до срока, когда у нас начнутся серьезные проблемы. Также из этого можно заключить, что, по мнению ИЭИ, у нас на сегодня нет нормальных драйверов роста, чтобы изменить такую ситуацию. Мне трудно сказать, сколько у нас осталось срока комфортной жизни из-за потока нефтедолларов, но со вторым заключением института я полностью согласен и писал об этом неоднократно. Без кардинальной модернизации экономики мы не сможем дальше нормально развиваться.

«Текущий кризис на нефтяном рынке – может стать для Казахстана генеральной репетицией: какой должна быть экономическая модель страны без роста притока нефтедолларов. Изменились внешние условия (снижение цен на нефть), ожидается изменение внутренних условий (снижение объемов добычи нефти), которые сократят потоки доходов и замедлят рост: придется меньше потреблять и больше работать». Здесь, как говорится, без комментариев.

Критика программы «Нурлы Жол»

«Краткосрочные меры, которые предпринимаются на сегодняшний день, по масштабам только частично могут решить системные проблемы экономики. Практически все меры направлены на расширение внутреннего спроса, что позволит лишь на время продлить действие старой модели роста, но не может способствовать формированию новой модели роста.

Проблемы экономики носят хронический и фундаментальный характер и не могут быть решены точечными мерами, такими как смягчение денежно-кредитной политики или корректировка бюджетных расходов. Эти меры могут принести краткосрочный успех».

В докладе нет более детальных уточнений, но это однозначно критика программы «Нурлы Жол». У меня уже была статья об этом же, и такая неожиданная поддержка со стороны научного института меня обрадовала. В статье я писал, что в детальной программе «Нурлы Жол», разработанной правительством, нет ничего прорывного с точки зрения развития экономики. Единственное отличие этой программы от предыдущих планов правительства в том, что на эти цели в 2015 – 2019 годах будет выделено больше денег, чем планировалось, что и означает «смягчение денежно-кредитной политики и корректировку бюджетных расходов».

«Причины вышеуказанных проблем заключаются в слабости рыночной среды, вызванной доминированием после кризиса 2008- 2009гг. государственного регулирования рыночной среды («ручное управление») и разрастанием квазигосударственного сектора и институтов развития».

Об этих ключевых проблемах я и прочие независимые эксперты уже устали говорить, но для меня это был первый случай, когда со стороны госучреждения я услышал такую же прямую оценку о том, что наше государство отходит от рыночных отношений.

Критика политики индустриализации

«Реализация политики индустриально-инновационного развития в Казахстане пока не принесла значимых эффектов: доля обрабатывающей промышленности неуклонно сокращается, часто поддерживаются неконкурентоспособные проекты, не обеспеченные сырьевой базой, не имеющие рынков сбыта. Потраченные государственные средства и усилия не дают ощутимого результата («эффект решета»).

Низкая доля иностранных и частных отечественных инвестиций по отношению к средствам Национального фонда и республиканского бюджета свидетельствует о малопривлекательности поддерживаемых государством инвестиционных проектов для независимых инвесторов. Требуется аудит реализуемых и планируемых инвестиционных проектов, финансируемых за счет средств Национального фонда на соответствие их рыночным принципам прозрачности, эффективности и возвратности».

Здесь всё в точку. По поводу индустриальной политики государства можно долго говорить, но такие емкие формулировки мне лично говорят о том, что в нашей индустриализации есть очень серьезные системные проблемы, о чем я также неоднократно писал. Теперь, когда меня будут просить доказать свою точку зрения по этому вопросу, я буду отсылать их в это государственное научное учреждение.

Критика бюджетной политики

«Сложившаяся тенденция повышенной зависимости бюджета от нефтяных доходов потребует проведения институциональных реформ в бюджетной сфере, повышения прозрачности его расходов. В среднесрочной перспективе потребуется консолидирование Национального Фонда в бюджетных счетах в соответствии с международными стандартами и сокращение внебюджетных расходов в контексте повышения степени прозрачности бюджетного сектора.

Достижение прозрачности государственных расходов на программы развития и диверсификации в соответствии с высокими стандартами эффективности потребует постепенного перехода к направлению государственных средств на Программы по индустриализации и диверсификации через бюджет. Программы кредитования через квазибюджетные организации и коммерческие банки потребуют тщательного планирования и контроля реализации. Пассивы и обязательства, вытекающие из кредитования, а также его условия должны стать рыночными и четко раскрытыми».

Что называется, «золотые слова»! Об этом уже очень много лет нам говорит МВФ, предлагая свою помощь в осуществлении этих задач. Но дело так и не сдвинулось с мертвой точки. Причем чтобы сделать эту структурную реформу, не нужны какие-либо серьезные затраты и длительный срок. Нужно только желание! Но, по всей видимости, такая непрозрачность кому-то нужна, чтобы «ловить рыбу в мутной воде».

Сайт ИЭИ без доклада

Критика политики Нацбанка

«Решения Национального банка в области банковского регулирования привели к замедлению кредитования (ограничения скорости, валютные ограничения)…

Девальвация тенге в феврале усилила торговый баланс и временно улучшила ценовую конкурентоспособность (рентабельность) казахстанских предприятий, но это преимущество исчезло после повышения зарплат.

Проведенная девальвация привела к утрате доверия к денежно- кредитной политике национального регулятора и не решила ключевых проблем монетарной политики Казахстана.

Усилились все негативные последствия негибкости режима фиксированного курса: долларизация обязательств и демонетизация экономики, отсутствие долгосрочного фондирования в тенге, процикличность, периодически возникающие кризисы ликвидности, потеря доверия к национальной валюте.

Прозрачность и информативность статистики международных резервов НБК ухудшилась».

Обвинение в том, что только Нацбанк виноват в замедлении кредитования экономики, - это немного через край. Я бы сказал, что влияние на этот один из важнейших факторов роста ВВП было 50/50 с правительством.

Снижение реальных доходов населения - это одно из ключевых целей одномоментной искусственной девальвации. Я уже писал, что повышение зарплат после девальвации было откровенной глупостью, и мне было приятно получить подтверждение этому от научного института.

Об утрате доверия к денежно-кредитной политике и о негативных последствиях фиксированного курса тенге уже много было сказано. Не буду здесь на этом останавливаться. Из этих цитат больше всего удручает ухудшение прозрачности Нацбанка, который по всей видимости решил пойти по пути правительства, максимально «замутив воду». А это крайне опасно, поскольку он превратился в этакого монстра, управляя активами Нацфонда, ЕНПФ и валютными резервами страны! И это вдвойне опасно, поскольку у Нацбанка в управлении активами есть прямой конфликт интересов между исполнительными, контрольными и регуляторными функциями!

Это был не полный список моментов, которые меня удивили. В целом по докладу, с точки зрения оценки текущей экономической ситуации, я бы поставил оценку в 8 баллов из 10. А вот с точки зрения предложенных системных мер, моя оценка только 5 из 10, поскольку ИЭИ даже не упомянул много важных структурных реформ, необходимых для нашей экономики. Например, институт сказал о разрастании квазигосударственного сектора и слабости рыночной среды, но не предложил никаких кардинальных и четких реформ в этих направлениях.

В заключение хотел бы выразить пожелание, чтобы такие смелые оценки ошибок правительства и Нацбанка никак не сказались бы на работе ИЭИ. Наоборот хочется, чтобы власти их признали и немедленно приступили к исполнению, пускай неполных, но очень важных рекомендаций научного института.

От редакции. Утром в понедельник, 13 апреля, упомянутый доклад был удален с сайта ИЭИ; однако мы успели заблаговременно скопировать его PDF-файл, который можно открыть по ссылке выше.